Перейти к содержанию
Авторизация  
detectiv-moldova

Коллеги, с наступлением Весны! С 1 Марта!

Рекомендуемые сообщения

Мэрцишор. Легенды Молдавии
 

%D0%9A%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%Во многих балканских странах приход весны отмечается очень красиво и романтично.

 

На левой стороне груди, от сердца, у всех жителей Молдавии, Румынии, Болгарии, Греции расцветают прелестные бутоньерки, сплетенные из шелковых ниток красного и белого цвета. Они могут выглядеть как простые цветные шарики, соединенные витым двуцветным шнурком,  или как стилизованные изображения подснежника, или ландыша, но обязательно двуцветные: красный и белый. Дарят друг дружке бутоньерки, называемые в Молдавии «мэрцишоры»,  обычно 1 марта, и ношение этих символов пришедшей весны настолько повсеместно, что улицы городов этих стран буквально взрываются в первых числах марта цветовыми пятнами.

 

Обычай дарить и носить с приходом весны мэрцишоры настолько древний, что его след теряется в глубине времен. Одни утверждают, что истоки мэрцишора в римском праздновании Нового года, который у римлян начинался 1 марта. И название обычая идет от бога войны Марса, который был «по совместительству» богом плодородия. Возможно это и так, тем более что территория нынешней Молдавии была когда-то провинцией Римской империи и называлась Дакией.

 

Другие, опираясь на результаты археологических раскопок, уверены, что обычай этот намного  древнее. В раскопах, датируемых 6 тысячелетием до нашей эры, были обнаружены прототипы мэрцишора. Правда, тогда они выглядели несколько иначе: два    камешка, выкрашенные в красный и белый цвет, носили девушки на груди, как ожерелье.

 

%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%Так же как множество существует версий о происхождении обычая отмечать приход весны мерцишорами, так же много есть версий легенды, на которую он опирается. От селения к селению, от сказителя к сказителю, легенда может отличаться как отдельными деталями, так и почти всей канвой повествования. Неизменным остается приход весны и двуединство белого и красного: мужского и женского начала, борьбы злых сил (зима) и добрых (весна). Выбирая для сегодняшнего рассказа версию, я выбрал, на мой взгляд, самую добрую.

 

Легенда о мэрцишоре

Жил когда-то на молдавской земле красавец юноша, которого звали Фэт-Фрумос. Славный был витязь Фэт-Фрумос*: и собою хорош, и бою врагам никогда не поддавался, всегда с честью стоял за землю родную.

 

И вот однажды гулял Фэт-Фрумос  по заснеженному лесу, и видит: выходит к нему навстречу девица-красавица. Высока, щеки пламенеют ярким румянцем, русая коса льется-стелется через плечо, глаза голубые и бездонные, как весеннее небо. Увидел Фэт-Фрумос девицу, и влюбился. И девица-красавица тоже не осталось равнодушной к юному витязю. Так гуляли они рядышком по лесу, смущенно переглядываясь, а там где ступала легкая ножка красавицы, снег таял, и поднимали свои белоснежные головки Подснежники.

 

Но не понравилось все это злой колдунье Зиме. Льдом сковала она реки и озера, белым саваном закрыла землю, и не желала отдавать свое царство никому. И решила она в злобе лютой погубить красу-девицу, Весну долгожданную. Засвистели метели вьюжные, затрещал мороз небывалый. Затаились от страха в лесной чащобе звери лесные и птицы небесные, опасаясь гибели лютой, в деревнях не стало смеха детского. Мгла опустилась на землю. Стала замерзать Весна, чахнуть прямо на глазах: щеки побелели, с трудом дышит, ресницы инеем припорошены. Поникли и Подснежники, побитые морозом.

 

Один Фет Фрумос не побоялся злой колдуньи Зимы, стал на защиту своей возлюбленной. Где взмахнет мечём своим – лед крошится и ломается, куда не протянет руку свою богатырскую  – вмиг стужа лютая отступает. Но неравный бой навязала Зима витязю. Поранено его тело иглами льда острыми, засыпает его снегом колючим. И тогда из последних сил израненный юноша припал к Весне-девице, согревая ее теплом своего тела. Упала на руку  Весны его кровь алая, пламенная. Отогрелась девица, очнулась от забытья ледяного, властно повела рукой – рассеялись тучи тяжелые, выглянуло солнце ясное, зажурчали ручьи первые. Пришла весна!

 

%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%А последняя капля крови прекрасного Фэт-Фрумоса скатилась на белоснежную головку Подснежника и окрасила его к ярко-красный цвет. Так и стояли рядом два первых весенних цветка, покачиваясь под ласковым дуновением весеннего ветерка  – белый и красный Подснежник, окрашенный кровью юноши, отдавшего свою жизнь за любимую, за Весну.

 

Много лет минуло, и теперь, как встарь, первого марта дарят юноши девушкам, а девушки юношам в первый день весны мэрцишоры. Двенадцать дней носят эти бутоньерки на груди, а потом девушки вплетают их в косы. А в 1 апреля по поверьям, нужно Мэрцишор прикрепить на цветущее плодовое дерево, чтобы был обильным урожай.

 

%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%

 

 

*Фэт-Фрумос – с молдавского – прекрасный юноша.

 

Рошка Александр Леонидович. Журналист.

Молдавия, г.Бельцы.

 

 

Легенда о мэрцишоре

 

Не только календарные листы
Твердят о наступлении весны,
Сплетенные из ниточек цветы
Заполонили улицы и сны.

Насчитывает восемь тысяч лет
Обычай. Почитают с давних пор
Румын, болгарин, молдаванин, грек
Красивый, добрый праздник – Мэрцишор.

Не передаст стиха короткий текст
Легенды прелесть: Юный Гиочел,
отважно заявив зиме протест,
Меч выковал из солнечных лучей.

Сражался с вихрем снежным за тепло,
За детские улыбки, свет в домах.
В бою жестоком победил он зло,
Но сам скончался от тяжёлых ран.

В честь юноши, погибшего за то,
Чтоб мир спасти от холода и тьмы,
Сплетают символический цветок
Из красно-белой шёлковой тесьмы.

Цвет белый – это символ чистоты,
Белеющего снега вдоль низин.
Цвет красный – солнца яркого лучи,
Цвет пробужденья жизни и любви.

В день первый ожидаемой весны
Друзьям и близким принято дарить
Изящный талисман, где сплетены
Два цвета, белый с красным, в одну нить.

 

Кишиневская поэтесса Галина Карташова

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мэрцишор

 

(Карпатская легенда)

 

На свете белом род людской уж много лет

Живет, и много знает сказок и легенд.

Но есть особая, одна, в душе людей.

Легенды этой, нет прекрасней и родней.

Она, как гимн Любви прекрасной, и Весне!

Её в Карпатах, дед седой поведал мне,

Она мне душу болью стала обжигать,

Её, друзья, для Вас хочу пересказать!

В года, давно уже забытые, землей,

Когда Карпатский кряж, был маленькой горой,

Жил змей ужасный, чешуя из острых льдин,

Он был Зиме, и Стуже лютой, господин!

Бывало. Полз он по земле, и все вокруг,

Холодным снегом заносило, и испуг

Людей под крыши согреваться загонял,

А змей, завидя это, злобно ликовал!

Проклятый демон, называл себя, - Мороз!

Но жил в Карпатах витязь, звали Фэт – Фрумос

Его в народе. По краям герой ходил,

И всех змеиных слуг, в сраженьях победил!

Не мог с ним сладить змей, Был Фэт – Фрумос силен.

Но не мечом, и не копьем был грозен он.

Могучий воин, для людей защитой был,

И больше жизни, деву – Солнце он любил!

А жар Любви и Солнца были так сильны,

Что погубить Мороз, легко они могли!

От злобы змей не знал: как дальше ему быть?

Как деву – Солнце, с Фэт – Фрумосом застудить?

И часто видел змей, как раз один в году,

На свое счастье, а быть может на беду,

Спускалась дева – Солнце с пасмурных небес,

И легкой ножкою ступала через лес.

Её, любимый каждый раз в лесу встречал,

С ней по просторам гор Карпатских он гулял,

И там, где девы шаг на землю наступал,

То там, подснежник стебелек свой поднимал!

Любила дева Фэт – Фрумоса, и народ

Теперь Весною, деву – Солнышко, зовет!

С её приходом, тает снег, земля цветет,

И злой Мороз в свою нору скорей ползет!

Любовь лучилась в мир, даря тепло земле,

От той любви, Мороз готов был сам себе

От злости хвост, от льдин холодный откусить,

Мечтал он деву с Фэт – Фрумосом погубить!

И на земле, однажды, черный день настал,

На встречу к деве – Солнцу, витязь опоздал.

Он людям, после страшной Бури помогал,

Змей лютый в злобе, крыши в селах разметал.

Но смелый витязь, вскоре Бурю одолел,

Но на свидание к Весне, он не успел.

Он не пришел встречать Весну, и вот она,

Идет сама к нему сквозь лес, совсем одна.

Тут змей – Мороз, Весну в лесу и увидал,

Он много лет ее тайком подстерегал,

Но не была она одна, с ней как назло,

Был Фэт – Фрумос! А тут, Морозу повезло!

С двоими, змей вовек не смог бы совладать,

Но в этот раз, он смог одну Весну поймать.

Он деву – Солнце, крепко в кольца захватил,

И через лес, к пещере тайной, потащил.

Весна боролась, только сладить ей не в мочь

С Морозом лютым, деве некому помочь.

Ослабла дева, замерзает, сил уж нет,

Не виден ей из подземелья солнца свет,

И торжествует змей:

— Весну я победил!

И власть мою, я по Карпатам утвердил!

А очень скоро, станет вся земля моей,

Избавлю мир, от надоедливых людей!

Дни шли и шли, и удивляться стал народ:

Чего же долго так, Весна к ним не идет?

Что задержать могло красавицу в пути?

Быть может в чаще заблудилась? Так найти

Ее немедля надо! Но уже леса

Бедой гремели. Птиц охрипших голоса

Несли ужасное известье для людей.

Что утащил Весну в свою нору злодей!

В печали горькой Фэт – Фрумос, его вина,

Что в лапы к демону попала вдруг Весна.

А без любимой, острой болью ноет грудь.

Ему б, хотя бы раз в глаза Весне взглянуть,

Ему б, хотя бы раз, любимую обнять,

От боли в сердце, в пору слезы проливать…

Себе прощения не ищет удалей,

Теперь с Морозом, он покончит, наконец!

Не станет витязь горько слезы проливать,

Взял меч и щит и поспешил Весну искать.

Он виноват, и только он Весну спасет,

Он змея подлого разыщет и убьет!

Он в том поклялся людям, и ушел в поход,

Он непременно, деву любую найдет!

Шел через горы, брел в лесу и плыл в воде,

И каждый миг он думал,

«Как помочь беде?

Убить Мороза! Да, легко это сказать.

Иное дело пор лесам змею искать.

Он ходит тенью, он поземкою скользит,

Он Вьюгой злою, меж деревьями свистит.

А где нора его? Где спрятана Весна?

Где то узилище, где без тепла она

Уже давно томится? Фэт – Фрумоса ждет.»

Но очень долго длится витязя поход.

По разным землям много дней он отшагал,

И там с Морозом за людей он воевал.

Но уходил мороз от встречи, отступал,

И лишь от злобы, все сильней Мороз крепчал.

Народов много, значит много языков,

Для разговора, нет порою общих слов,

Но где бы витязь за народ не воевал,

Ему народ спасенный, имя свое дал!

А Фэт – Фрумос, все дальше поиски ведет,

Пока Весну, и змея злого не найдет!

Зима все злее, холоднее, лют Мороз,

Он веселится, видя как потоки слез

Из глаз несчастных матерей и их детей

Порой прольются. Жить без Солнца тяжелей

И горше стало. Не родит земля зерно,

Без Солнца жаркого не вырастет оно.

Все голодают: птицы, звери и народ,

И даже рыбу изловить, мешает лёд.

Ни день, ни два, и ни неделю. Целый год,

По следу змея витязь каждый день идет.

Сугробы снега, куст терновый, мрак густой

И бурелом лесной, прошел уже герой.

Вот видит он: нора огромная, а в ней

Холодный черный дым, и сотнями огней

Пылает чрево подземелья.

Закричал

Герой призывно. Змея биться он призвал.

Услышав окрик, сверепее стал Мороз,

Вон из норы, навстречу витязю пополз.

Лес задрожал, земля ходила ходуном,

Из мрака черного, на белый свет ползком

Явился сам Мороз! Глаза его горят,

Два зуба острых, источают смертный яд,

Рога огромные мерцают в серебре,

Из ледяных чешуек, панцирь на спине!

Мороз увидел, что явился человек!

Такой отваги не сыскать за целый век!

Захохотал он громко:

— Юноша! Ты смел!

Коль до меня дошел сквозь лес, и уцелел!

Пусть не терновник, ни сугробы, ни метель

Не заморозили тебя посредь земель,

Но я, наглец, тебя сегодня погублю!

Я твои кости, мерзлым снегом завалю!

Что бы никто, вовек не смог их отыскать,

И что никто не тщился боле воевать!

А после, я переморожу всех людей,

Что бы, не жили больше в вотчине моей

Такие слабые! Ну а Весну твою,

Я в ледяном потоке вскоре утоплю!

Не стал злодею храбрый витязь отвечать.

Сумел с земли валун огромный он поднять,

Метнул в Мороза, прямо в грудь врагу попал!

От камня этого, на землю змей упал.

Взъярился он, и сильно выдохнул огнем,

И пламя это, осветило все, как днем!

Но этот пламень, Фэт - Фрумоса не сжигал,

Он страшной стужей, словно льдом его сковал.

Но ни Мороз, ни Лед не страшен, наш герой

Пылал Любовью к деве милой! Ведь Весной

В душе его зажжен был чистый огонек!

Ни лед, ни холод погасить его не мог!

Щитом прикрылся Фэт – Фрумос, и меч достал

Из крепких ножен, с ним на змея он напал.

Крепка и прочна, ледяная чешуя,

Меч отскочил от змея, яростью звеня!

Змей тоже витязю удары наносил,

Хвостом могучит, лес на сто локтей скосил!

Но щит надежный, Фэт – Фрумоса защитил,

А огонек любви, придал герою сил!

Так бил он змея, по звенящей чешуе,

Что тот от ярости метался, как в огне.

И нет спасенья, витязь молод и силен,

К врагу любимой, не ищи пощады в нем,

Как не крепка броня, но все ж прочнее сталь,

Меча каленого! Был выкован он встарь,

Волхвами древними меч был заговорен.

Не будет смелый воин в битве побежден,

Пока могучая рука сжимает меч!

Пока не слаб он духом, будет витязь сечь

Врага!

И бьется Фэт – Фрумос, уж день шестой,

Но не сдается враг, и так же рвется в бой!

Змей изнурен, рога изрублены, а грудь,

Едва прикрыта чешуею, как ни будь.

Меч Фэт – Фрумоса, расколол его броню,

Не устоять ему, против меча в бою!

Ударом злобный змей ответит на удар,

Вокруг пещеры, ледяной горит пожар,

Но на него, не тратит время Фэт – Фрумос,

Герой полсотни ран, врагу в бою нанес!

Удар мечом, еще удар, в рога щитом!!!!!

Но отвечает змей, и хлещет он хвостом,

ъЧешуи острые, порезом за порез,

Героя ранили. Забрызган кровью лес.

Устали оба. Слаб Мороз и витязь слаб,

Но бьет герой врага мечом, не наугад!

Он не оставит змея в этом мире жить,

Он хочет лютого злодея погубить!

Вот из последних сил поднялся змей, напал

На Фэт – Фрумоса, витязь в тот же миг попал,

В то место, где мечем разбита чешуя,

Где сердце змея бьется, холодом горя!

Мелькнула сталь, врага пронзая, меч мерцал,

Почуяв смерть, Мороз ужасно закричал,

Упал на землю, и лежит там недвижим.

А прежде думал змей, что он непобедим!

Из сил последних, Фэт – Фрумос идет в нору,

Спускался долго, в мрак и холод, в глубину.

Где деву – Солнце змей оставил умирать,

Чтоб в мире более Весны нам не видать.

Замерзла девица без света, на камнях.

Поднял герой Весну, и вынес на руках

На вольный воздух из пещеры, и на свет.

А сам упал. В нем силы жизни больше нет.

Был змей увертлив, и хвостом своим рубил,

Он чешуей, как саблей, раны наносил,

Как нож остры края чешуек, и они,

Укоротили Фэт – Фрумосу его дни….

Но кровь горячая на девушку стекла,

Ей силы жить, она теплом своим дала!

Весна очнулась, и пошла по всей земле,

Чтоб принести конец Морозу и Зиме!

Там, где ступала, обнажалася земля,

И рос в проталине цветок, тепло любя!

Он белым был, как самый чистый, яркий снег,

Но рядом кровью истекает человек.

И капля жаркой крови, что тепло хранит,

На лепесток упала, и огнем горит.

Так и растут цветы по двое. Белым был

Цветок один, как будто снег в себе хранил.

Другой был красен, словно он, - из раны кровь.

В себе цветок несет Надежду и Любовь!

По всем концам земли на крыльях разнеслась

Весть о погибели Мороза. Пала власть.

Злодея лютого! Опять Весна идет!

И за собою, Жизнь и Свет она ведет!

Прощебетали птицы людям всех земель,

О том, что змей – Мороз убит, и что теперь

Бояться нечего.

Но все же есть одна.

Для всех земных народов общая беда.

Пал витязь славный, и со всей земли большой,

Собрались люди, видят, мертвый их герой.

Лежит бескровен, а лицом, как будто спит.

Не верят люди в то, что змеем он убит.

Народы разные собрались, чтоб отдать

Герою почести, земле его предать.

Один балканец произнес, не пряча слез:

— Прощай навеки, наш герой! Наш, Фэт – Фрумос!

Корпатец, слезы утерев, вступает в спор:

— Ты спутал, друг, ведь его имя, — Мэрцишор!

С востока выходец, ответил тот же час:

— Совсем иначе, кличут витязя у нас!

Но между ними, встал один старик седой,

Был старец мудр, с длинной белой бородой.

Он постарался спор ненужный прекратить,

И очень тихо стал народам, говорить:

— О чем вы спорите? Какая в этом суть?

Про имя споря, нам героя не вернуть.

Народов много, и он каждому помог,

И каждый из народов, видно имя мог

Герою дать. И тут не дело спор вершить.

В последний путь героя надо проводить.

Весна же, шаг за шагом по Карпатам шла,

Но друга любого, в селеньях не нашла.

Людей спросила, но узнав, что за любовь,

Её любимый, всю, до капли отдал кровь,

Она поникла, и заплакала дождем.

И не осталась навсегда. Однажды днем,

Она оставила нас, и ушла назад,

Туда, где звезды ночью ясною горят.

И началась неразбериха. Ведь Весна

Не насовсем ушла. А чтоб земля жила,

Нас не покинула, а уходя она,

На время землю, брату – Солнцу отдала.

В народе брата – Солнце, летом назовут,

Но только землю он согреет, тут как тут,

Примчится Осень, троюродная сестра,

И скажет брату?

— Отдыхать тебе пора!

Сама застудит листья, наземь их стряхнет,

Но тут на смену ей, племянница придет.

Зимою Снежной, её кликает народ.

Зима лютует, вместе с нею, снег идет.

Но спящей девице приснится, что Мороз,

Ожил, и снова, Холод с Гибелью принес!

Она очнется, и придет на землю вновь,

Изгонит стужу из сердец, вернет Любовь!

Что бы могли мы на земле счастливо жить!

Что бы могли трудиться, верить и Любить!

Чтоб подвиг витязя, зазряшно не пропал,

Ведь за Любовь герой сражаясь, погибал.

Века ушли, вдогонку веренице лет.

Играет радугою в небе солнца свет.

Живут народы, словно было так всегда,

Забыты зимней стужи, гиблые года.

Но есть обычай. Очень добрый и простой.

Его мы знаем: перед самою весной

На грудь у сердца, бутоньерку закрепить.

Весну с ней встретить, и с Весной ее носить!

Она из красного и белого цветка,

Из ниток белого и алого клубка,

Один о чистой, жаркой крови говорил,

Которой юноша, природу оживил.

Второй, — подснежник нам напомнит, этот цвет,

Укажет нам на чистоту и солнца свет!

Мы с этим символом, Весну идем встречать,

Чтоб радость больше не сумел никто отнять!

Ведь вместе мы сильны, как витязь молодой!

И мы с тобой, в большом долгу, перед Весной!

Нельзя нам более Весну Зиме отдать,

Нельзя Весне в пещере темной замерзать.

Она живет! А значит, люди будут жить!

Весна научит нас смеяться и Любить!

А праздник этот, очень радостный, друзья!

И Вас прошу. Не осудите Вы меня.

За то, что может быть, не так я рассказал,

За то, что, имя я не то, герою дал….

Народ об имени, давно решил свой спор,

И все зовут теперь героя, — Мэрцишор,

И бутоньерка, что у сердца мы храним,

Зовется Мэрцишор! И именем таким,

Весенний праздник называем много лет.

Ведь дня прекраснее и радостнее, нет!

 

 

 

post-5131-0-95901800-1456837526_thumb.jp

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Красивая традиция встречать весну!!! Помню в детстве у меня был сборник молдавских сказок.Вот Николай и напомнил про богатыря Фэта.Там было много сказок про него.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

С весной!d1d5c8995b44.jpg  У меня в детстве были "Молдавские сказки",я их сохранила и своим мальчишкам читала их.Одна из самых любимых книг !

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Красивая традиция!

 

С наступлением весны!;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Молдавия относится к балканским странам?

 

Виталий, хороший вопрос!

 

А сам как думаешь? :smile2: 

 

Если просто так задал вопрос, тогда почитай здесь:

 

Краткая история Молдовы

Отрезок:

V—XI века. Славяне

Макет Екимауцкого городищаВ конце V — начале VI веков началось широкое проникновение славян в Днестровско-Карпатские земли. Долины Днестра, Прута и Сирета были удобными путями в продвижении славян к Дунаю и на Балканский полуостров. Оседая на землях между Днестром и Карпатами, славяне встретили тут остатки прежнего населения и ассимилировали его. Это подтверждает керамика черняховского типа, встречающаяся на территории раннеславянских поселений.

Заселявшие Днестровско-Карпатские земли славяне входили в состав двух больших племенных союзов — антского и склавинского. По свидетельству готского историка Иордана, граница между ними в основном проходила по Днестру, однако на юге пределы антского союза простирались вплоть до Нижнего Подунавья. Письменные источники упоминают на северном побережье Нижнего Дуная таких вождей как Ардагаст, Пирогаст, Мусокий. Одним из крайних юго-западных антских племён были тиверцы, которые, как указывает недатированная часть «Повести временных лет», занимали земли по берегам Днестра к Дунаю и Чёрному морю. Остатки укреплённого поселения тиверцев IX—XI веков обнаружены у с. Екимауцы (Екимауцкое городище).

Всего на территории Молдавии открыто более 30 славянских поселений VI—VII веков (Хуча, Ганск (Ханска)) и около 200 поселений VIII—IX веков (Бранешты, Лопатна, Одая, Алчедар).

В X веке славянские племена, обитавшие в Днестровско-Прутском междуречье, находились в сфере влияния, а временами и входили в состав Древнерусского государства. Южную часть Днестровско-Карпатских земель заселяли племена балкано-дунайской культуры, носителями которой в основном были южные славяне, проникшие на территорию Молдавии в период распространения влияния Болгарского царства на север от Дуная (IX—XI века).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...
Авторизация  

×
×
  • Создать...