Перейти к содержанию
Авторизация  
Сталкер

Война и Мир в Киберпространстве

Рекомендуемые сообщения

war1.jpg

  • Основные понятия и определения.

Термины Информационная безопасность, Кибернетическая безопасность и еже с нимиИнформационная война, Кибернетическая война все чаще и чаще используются в последнее время, при этом их настолько часто путают, что они становятся такими же размытыми понятиями, как и термины Автоматизированная система и Информационная система буквально несколько лет назад. Многие руководители служб безопасности и просто эксперты по ИБ до сих пор путаются в том, когда и как использовать эти термины, а также в том, из скольких слов, все-таки, состоит термин кибернетическая безопасность в английской транскрипции – из одного или двух (cybersecurity или cyber security).

Для начала, давайте разберемся с вопросами, как трактуют эти понятия отечественные и международные эксперты, а также где целесообразность их применения.

Вот как трактуют эти понятия эксперты – аналитики российской компании InfoWatch:

Информационное противоборство – любая деятельность в информационном пространстве имеющая в большей или меньшей степени антагонизм целей.

Информационная война – частный случай информационного противоборства, объявлено или не объявлено ведущегося между государствами или против любого государства (как в целом, так и против его составных частей [упрощенно: территории/власти/народа]).

Информационное пространство – совокупность результатов семантически-интеллектуальной деятельности человека, вне зависимости от формы их представления.

Киберпространство – совокупность информационных систем (в том числе банков и баз данных, телекоммуникационных систем, технологий их сопровождения и использования).

Автоматизированная система – организационно-техническая система, обеспечивающую выработку решений на основе автоматизации информационных процессов в различных сферах деятельности (управление, проектирование, производство и т. д. в любых их сочетаниях).

Информационная система – организационно упорядоченная совокупность документов (массивов документов) и информационных технологий (в том числе с использованием средств вычислительной техники и связи), реализующих информационные процессы в ней.

Информационная безопасность – процесс поэтапного максимального приближения к идеальному состоянию защищенности интересов в информационном пространстве в пределах имеющихся ресурсов и технологий.

Выражение «информационная война», по сути, заимствовано из военной среды США, в которой означает воздействие на население какой-либо страны путем использования определенной информации (или дезинформации). Желающие могут ознакомиться с одним из учебных пособий Национального Университета обороны США здесь (www.dtic.mil/...oc?AD=ADA367662). Синонимом этого выражения может являться термин«психологическая война».

Кибервойна, с другой стороны, представляет собой вид военных действий с использованием компьютеров и Интернета, посредством электронных способов, а не физических.

Во многих документах, в том числе и федеральных российских, понятие информационной войны включает в себя признаки кибервойны.

Главной целью информационной войны является изменение психологического состояния людских ресурсов с целью дестабилизации политической или общественной ситуации. Главным оружием воздействия является информация как таковая – увиденная, услышанная или прочитанная.

Кибервойна же нацелена в первую очередь на важнейшие системы функционирования и жизнеобеспечения государства – электростанции, энергетические сети, пути сообщения, водооборотные системы и тому подобные.

Несмотря на то, что оба понятия подразумевают воздействие на информационные активы, сферы их приложения все же различны, как и виды информации, на которые распространяется их влияние.

Давайте обратимся к международной практике и в частности к принятому в 2012 г. Международному стандарту ISO/IEC 27032:2012 Information technology Securitytechniques Guidelines for cybersecurity (см. рис.1).

kiber1.jpg

Information Security

Из данного рисунка следует общая схема соподчинённостей различного рода безопасностей, а именно:

кибербезопасность (Сybersecurite) является составной частью информационной безопасности (Information Security);

кибербезопасность состоит в реляционных отношениях с безопасность сетей (Network Security), Интернета (Internet Security) и приложений (Application Security), а также осуществляет поддержку безопасности инфраструктуры критичной информации, в части её касающейся (Critical Information Infrastructure Protection);

• как ни странно, киберпреступность (Сybercrime) и безопасное поведение в киберпространстве (прежде всего детей в Интернете – Сybersafety) стоят отдельно и не имеет никакого отношения ни к информационной безопасности, ни к кибербезопасности.

Наконец, обратимся к трактовке понятия «кибербезопасность» и связанных с ним именованных сущностей к консалтинговой компании Gartner (США).

В июне 2013 г. компания Gartner признала, что на рынке информационной безопасности до сих пор существует путаница с использованием этого термина и опубликовала документ под названием Definition: Cybersecurity (обратите внимание, они термин пишут в одно слово). В этом документы, аналитики Эндрю Уолс (Andrew Walls), Эрл Перкинс (Earl Perkins) и Юрген Вайсс (Juergen Weiss) подчеркнули, что «использование термина cybersecurity в качестве синонима “информационной безопасности” или “безопасности ИТ” вводит клиентов и специалистов по безопасности в заблуждение, а также размывает критичные различия между этими дисциплинами». Во избежание дальнейших недоразумений, эта группа дала понятийное определение данного термина.

В понятие «кибербезопасность» входит широкий спектр практических приемов, инструментов и концепций, тесно связанных с технологиями информационной и операционной безопасности. Отличительная черта кибербезопасности заключается в том, что она включает в себя использование информационных технологий в наступательных целях для атак противника. Кроме того, по заявлению представителей компании Gartner, экспертам по безопасности следует использовать термин cybersecurity исключительно для обозначения практических методов обеспечения безопасности, сочетающих в себе меры наступательного и оборонительного характера, которые включают в себя совокупность или системы информационных и (или) операционных технологий или которые основываются на них. Это всего лишь одно определение и одна рекомендация, но, разумеется, они не единственные, на которые опираются специалисты. На данный момент наблюдается, что некоторые вендоры начинают использовать этот термин, либо не предоставляя технологии для атак противника, либо предоставляя технологии, которые непригодны для таких атак. В любом случае, компонент, который компания Gartner считает критичным, в этих технологиях отсутствует. По мнению аналитика и писателя Ричарда Стиннона (Richard Stiennon), высказанному недавно в Facebook, приставка cyber используется часто, по поводу и без, но лишь только несколько вендоров в США рискнули начать ее использовать. Это возможно связано с тем, что этому термину еще предстоит получить полное определение и с тем, что никто, особенно из тех, кто занимается маркетингом и пиаром, не жаждет, чтобы его обвинили в некомпетентности за некорректное использование термина.

Помимо интерпретации компании Gartner, существуют и другие определения термина, которые могут объяснить, почему его употребляют все чаще и чаще.

Например, в обиходе существует и такое упрощённое определение:

Меры, принимаемые для защиты компьютера или компьютерных систем (в Интернете) от несанкционированного доступа или атак.

На сайте TechTarget, в разделе “What is”, нет никаких намеков на наступательные средства или атаку противника:

Кибербезопасность – совокупность технологий, процессов и практик, предназначенных для защиты сетей, компьютеров, программ и данных от атак, повреждений или несанкционированного доступа. В контексте компьютерных технологий под термином безопасность подразумевается кибербезопасность.

Несмотря на то, что Департамент внутренней безопасности (США) в своем отчете Cybersecurity Questions for CEOs не дает точного определения, в нем все-же говорится следующее: «Комплексная программа кибербезопасности:

использует отраслевые стандарты и практический опыт для защиты систем и выявления потенциальных проблем, а также реализует процессы для информирования об актуальных угрозах;

обеспечивает своевременное реагирование [на них] и восстановление [от последствий их реализации]».

И снова – ни слова, ни полслова о наступлении или атаке, хотя они могут подразумеваться под «своевременным реагированием».

На сайте Techopedia тоже приводится определение этого термина, но опять – никакого намека на наступление или атаку:

Кибербезопасность относится к превентивным методам, предназначенным для защиты информации от любой кражи, компрометации или атаки. Кибербезопасность требует понимания потенциальных угроз информационной безопасности, таких как вирусы или вредоносный код. К стратегиям кибербезопасности относится управление идентичностью, рисками и инцидентами.

Наконец о том, как именно писать термин cybersecurity или cyber security, т.е. в одно или в два слова?

Справочник издателя Associated Press, который фактически до сих пор держит пальму первенства в вопросах правописания новостей, дает однословный вариант – cybersecurity.

Cyberspace (киберпространство) – термин, введенный Уильямом Гибсоном (William Gibson) в своем романе Neuromancer (Нейромант) для обозначения цифрового мира компьютерных сетей. Это слово породило множество других слов с приставкой cyber-, однако следует избегать использования большинства из этих словосочетаний. При использовании составных слов, необходимо соблюдать общее правило [английской грамматики] использования префиксов и избегать использования дефиса: cyberattack, cyberbullying, cybercafe, cybersecurity.

В правиле использования префиксов существуют исключения, в частности для имен собственных, например, US Cyber Command.

2. Угрозы и уязвимости киберпространства

Киберпространство и связанные с ним электронные и информационно – коммуникационные виды деятельности представляет собой сложную искусственную среду, а противники, т.е. люди, действуют в ней целенаправленно и осмысленно. Горы и океаны трудно передвигать, но части киберпространства можно включать и выключать, нажимая клавиши управляющего компьютера. Гораздо дешевле и быстрее двигать электроны через весь земной шар, чем двигать большие корабли на большие расстояния.

Стоимость разработки подобных судов – крупных авианосцев и подводного флота – создает огромные экономические и технологические барьеры для участия в гонке обычных видов вооружений, что обеспечивает господствующее положение ВМС США на современном этапе развития цивилизации. Но барьеры для участия в киберпространстве настолько низки, что здесь при низких затратах значительную роль могут играть негосударственные субъекты и небольшие государства.

В книге «Будущее власти» утверждается, что рассредоточение власти от правительств является одним из величайших политических изменений текущего столетия. Киберпространство является прекрасным примером. Большие страны, такие как США, Россия, Великобритания, Франция и Китай, обладают бóльшим потенциалом, чем другие государства и негосударственные субъекты, для контроля над морским, воздушным и космическим пространством, но говорить о преобладании в киберпространстве почти не имеет смысла. Во всяком случае, зависимость от сложных киберсистем для поддержки военной и экономической деятельности создает для крупных государств новые слабые места, которыми могут воспользоваться негосударственные субъекты.

Сорок лет назад министерство обороны США создало Интернет; сегодня, по большинству оценок, США остаются ведущей страной в плане его военного и общественного использования. Но более сильная зависимость от сетевых компьютеров и коммуникаций оставляет США более уязвимыми для атак, чем многие другие страны, и киберпространство стало одним из основных источников опасности, потому что на данном этапе технологического развития атака в нем развита сильнее защиты.

Термин «кибератака» охватывает широкий спектр действий, начиная с простых средств порчи веб-сайтов и заканчивая отказом оборудования, шпионажем и уничтожением. Термин «кибервойна», как нами было установлено ранее, также используется довольно расплывчато, охватывая широкий спектр действий, включающих в себя словарные определения войны, варьирующиеся от вооруженного конфликта до любых враждебных столкновений (например, «война полов» или «война с наркоторговлей»).

Некоторые эксперты, придерживающиеся другой крайней точки зрения, используют узкое определение кибервойны: «бескровная война» между государствами, заключающаяся исключительно в электронном конфликте в киберпространстве. Но здесь не учитываются важные взаимосвязи между физическим и виртуальным слоями киберпространства. Как показал вирус Stuxnet, заразивший ядерную программу Ирана, компьютерные атаки могут иметь абсолютно реальные физические эффекты.

Более полезное определение кибервойны звучит так: враждебные действия в киберпространстве, последствия которых усиливают основные виды физического насилия или эквивалентны им. В физическом мире правительства обладают практически полной монополией на крупномасштабное применение силы, обороняющийся обладает глубокими знаниями местности, а нападения прекращаются из-за нанесенных потерь или истощения. И ресурсы, и мобильность являются дорогостоящими.

В кибер-мире, напротив, действующие стороны разнообразны (а иногда и анонимны), физическое расстояние не имеет значения, а некоторые виды атак очень дешевы. Из-за того что Интернет был разработан, скорее, для простоты использования, чем для безопасности, атакующие злоумышленники в настоящее время обладают преимуществом над обороняющимися. Технологическая эволюция, в том числе усилия, направленные на «перестроение» некоторых систем с целью повышения их безопасности, может, в конечном итоге, изменить данное положение вещей, но пока что дело обстоит именно так. Более крупная сторона обладает ограниченными возможностями разоружения или уничтожения противника, захвата его территории или эффективного использования стратегий противодействия.

Кибервойна, которая только зарождается на данном этапе, является самой значительной из потенциальных угроз. Лидирующие государства с развитыми техническими и человеческими ресурсами могут, в принципе, осуществлять массовую дезорганизацию и совершать физические разрушения путем кибератак на военные и гражданские объекты. К видам реакции на кибервойны относятся формы межгосударственного сдерживания путем запретов и ограничений, наступательные возможности и средства быстрого восстановления компьютерных сетей и инфраструктуры в случае безуспешности сдерживания. В какой-то момент может стать возможным подкрепить данные шаги некоторыми рудиментарными нормами и контролем над вооружениями, но мир находится на ранней стадии этого процесса.

Если на данном этапе так называемый «хактивизм» идеологических групп рассматривается, в основном, как деструктивная помеха, то для национальной безопасности существуют четыре основные категории киберугроз, каждая с разным временным горизонтом: кибервойна и экономический шпионаж, связанные, в основном, с государствами, а также киберпреступность и кибертерроризм, в основном связанные с негосударственными субъектами. Для США наиболее крупный ущерб в настоящее время связан со шпионажем и преступностью, но в течение следующего десятилетия или около того война и терроризм в киберпостранстве могут стать более значительными угрозами, чем сегодня.

Кроме того, по мере развития различных союзов и тактик, данные категории могут начать сильно совпадать. Как сказал адмирал Майк Макконнелл, бывший директор американской национальной разведки: «Рано или поздно, террористические группировки станут искушенными в кибернавыках. Это напоминает распространение ядерного оружия, только это гораздо проще».

Мир только начинает видеть проблески кибервойны – в компьютерных атаках с целью отказа оборудования, сопровождавших войну с применением обычных вооружений в Грузии в 2008 году, или в недавней атаке иранских ядерных центрифуг. Государства обладают наибольшими возможностями, но наиболее вероятными организаторами катастрофического нападения являются негосударственные субъекты. «Кибер 9 сентября» является более вероятным, чем часто упоминаемый «кибер Перл-Харбор». Настало время для государств серьезно обсудить, как можно ограничить данную угрозу для мира во всем мире.

3. Кибервойны и Интернет

Специалисты выделяют следующие виды атак в интернете:

Вандализм – использование хакерами интернета для порчи интернет-страниц, замены содержания оскорбительными или пропагандистскими картинками.

Пропаганда – рассылка обращений пропагандистского характера или вставка пропаганды в содержание других интернет-страниц.

Сбор информации – взлом частных страниц или серверов для сбора секретной информации или её замены на фальшивую, полезную другому государству.

Отказ сервиса – атаки с разных компьютеров для предотвращения функционирования сайтов или компьютерных систем.

Вмешательства в работу оборудования – атаки на компьютеры, которые занимаются контролем над работой гражданского или военного оборудования, что приводит к его отключению или поломке.

Атаки на пункты инфраструктуры – атаки на компьютеры, обеспечивающие жизнедеятельность городов, их инфраструктуры, таких как телефонные системы, водоснабжения, электроэнергии, пожарной охраны, транспорта и т. д.

С распространением компьютерных технологий, много граждан, предприятий и государственных учреждений стали зависеть от сети Интернет в повседневной жизни. Использование интернета для атак компьютерных систем другого государства может нанести значительный ущерб его экономике и создать разлад в повседневной жизни страны. В отличие от кибератак прошлого сейчас кибервойна представляет собой угрозу для национальной безопасности страны и воспринимается многими как серьёзная угроза безопасности государства.

Кроме того, разведывательные организации многих стран занимаются шпионажем в интернете: собирают информацию, взламывают компьютерные системы других государств, занимаются диверсионной деятельностью и экономическим шпионажем. По мнению западных специалистов, лидерами в ведении кибервойны сейчас являются Китай и Россия. В частности, Китай обвиняли в организации атак на сайты США, Германии, Индии. Китай, однако отрицает причастность государственных учреждений в организации атак.

В связи с развитием новых технологий уровень кибервойны постоянно совершенствуется. Некоторые государства начинают уделять защите от кибервойны должное внимание – выделяют необходимые средства для организации систем защиты и поддерживают специальные подразделения, основной задачей которых является совершенствование Интернет-безопасности страны и защиты от нападений в киберпространстве.

http://itzashita.ru/...ostranstve.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...
Авторизация  

×
×
  • Создать...